Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:11 

White Christmas, ч.14, заключительная

шахматная лошадка
*цок-цок-цок*
Стекло всё-таки выдержало. Но Чжон Хэ – девица упорная.


Дяденька-маньяк устроил штаб в радиорубке. Оттуда удобно вещать на всю школу и обзор неплохой.



– Ким Ё Хан, чего вы хотите?
– Побеседовать с родителями учеников. Как закончу – всех отпущу.


Первыми до школы добрались родители Юн Су.

– Старайтесь ничем не спровоцировать преступника. Будьте искренними и отвечайте подробно.

Ким Ё Хан обещает отпустить Юн Су, как только убедится, что это действительно его мама.



– Мама Юн Су, расскажите, как печь блинчики.

Это Юн Су под гипнозом вспоминал как самое счастливое время момент, когда мама печёт ему блинчики. Но мама Юн Су в явном замешательстве, офицер полиции кидается в интернет за рецептом, который она и зачитывает дяденьке-маньяку.


Но тот не удовлетворён.

– Хватит. Госпожа, вы словно книгу рецептов читаете…


– Что вы хотите этим доказать?


– Кое-что уже доказал. Вы действительно мать Юн Су.


– Я отпускаю к вам сына.


– Когда вы узнали, что это не моя мать? Готовила блинчики и рассказывала про чудовище другая женщина.
– Только что.





– Ищите ребёнка! Где ребёнок?


– Почему мне казалось, что именно она моя мать? Сон Хи просто похищала меня.


– Память любит над нами подшучивать. Некоторые люди не могут выдержать правды. Ты всё ещё хочешь узнать её?

Пока Юн Су бредёт по полю, у одного из спецназовцев, услышавшего внезапный звук (у него за спиной небольшой снежный сугроб с ветки на ветку свалился), от неожиданности дёргается палец на курке…

Я уж думала, тут Юн Су и конец.



Всё бы ничего, но поднятый переполох спровоцировал Чжон Хэ на решительные действия.

– Доктор!

А Ким Ё Хан по громкой связи сообщил ей, куда идти. После того, как её любимый доктор её позвал, девушку-локомотив не остановят никакие бронированные двери.









Это она ему слуховой аппарат возвращает.








– Доктор!


– Простите, я опоздала…

В общем, Чжон Хэ героически приволокла дяденьке-маньяку второй револьвер и последнюю пулю и умерла у него на руках практически счастливая.




Потом прибывают родители Ын Сон.

– Я рад, что ты выходишь первой.

А вот Ын Сон, похоже, совершенно не рада. И неспроста. Если мать Юн Су отделалась рецептом из интернета, то матери Ын Сон предстоит более неприятная процедура: публично признаться в своём самом страшном грехе. Ким Ё Хан точно знает, что должен услышать, ведь дочка уже поведала, из-за чего её год назад накрыла депрессия: мать изменила отцу с другим мужчиной и разрушила их семью.

– Признайтесь в самом постыдном поступке – тогда я верну вам дочь.



Ын Сон явно не в восторге от такой "терапии".




Но силы заведомо не равны.

– Посмотрим, на что готова твоя мать, чтобы спасти тебя.
– Сволочь! Я убью тебя, слышишь?!


По традиции, дяденька-маньяк считает до десяти, но мать Ын Сон продолжает лепетать что-то про взятки, про подсиживание коллег и прочее в том же духе.





– Похоже, своя жизнь для матери важнее, чем жизнь дочери. Я надеялся, что она признается. Твоя мать – эгоистка. Рискует твоей жизнью, лишь бы уберечь себя.


– Есть родители, рискующие собой ради детей. Но это редкость.


– Не расстраивайся. Больше ведь не будешь из-за матери резать себе вены?
– Чтоб ты сдох.


Но на эту невежливую реплику Ким Ё Хан её только отечески по щёчке потрепал, да и вытолкал за дверь.


Мама рыдает от облегчения, а вот Ын Сон совершенно не растрогана.


Следующими появляются родители Чо Ён Чжэ и отец Пак Му Ёля. Ён Чжэ радуется перспективе скорого освобождения ещё меньше, чем до этого Ын Сон. Настолько мало радуется, что даже предпочёл запереть дверь в учительское общежитие на замок, снятый со стоявшего там велосипеда.

– Что ты творишь?
– Теперь мы в безопасности! Давно надо было так сделать.


Но снаружи в заложниках остаётся Ли Чжэ Кю, поэтому Пак Му Ёль снимает замок обратно.

Разгуливающий на свободе Ян Кан Мо тем временем выводит на огромный внешний экран, висящий над школьным стадионом, изображение с ноутбука, с которым он всё это время таскался. Теперь полиция может видеть то, что видят камеры видеонаблюдения.


В том числе труп Чжон Хэ. Таким образом всем ясно, что Ким Ё Хан удерживает заложников в одиночку, а значит, можно провести захват здания.


А Ын Сон подсказывает, каким образом пробраться в школу незамеченными – намалёванную Ми Ры схему так никто и не стёр.

– Окно!

Сперва Ким Ё Хан желает побеседовать с отцом Пак Му Ёля. Наговорив гору комплиментов тому, какой у него умный и распрекрасный сын, он завершает "консультацию" ложкой дёгтя:

– Его героическое поведение кажется желанием найти свою смерть. Похоже, он чувствует вину за то, что живёт вместо матери.

(Мать Пак Му Ёля погибла, спасая его – вытолкнула из-под колёс машины, что-то в этом роде, подробно об этом никто не говорил, но из обрывков разговоров складывается вполне определённая картина.)

– Поговорите с ним. Пусть он не помышляет о самопожертвовании ради других.


– Я никогда ни о чём не просил тебя. Впервые прошу тебя как твой отец. Не умирай. Помни: что бы ты ни делал – не смей умирать. Даже если это будет казаться трусостью.

Но тут у матери Ён Чжэ не выдерживают нервы.

– Где Ён Чжэ?! Почему я вижу всех остальных детей, а Ён Чжэ нет?!

Тут дяденька-маньяк, не будь дурак, обращает внимание на камеры слежения и догадывается, что его партия практически проиграна.


А спецназу приходится поторопиться.






Пак Му Ёля тащат на крышу.


Раздаётся выстрел.




Освобождённые заложники тусуются в больнице, скрашивая скучные часы разрисовыванием гипса на ноге Чхве Чжи Хуна.



– Есть хорошие новости.
– Какие же? Придут Girls Generation?



– Ваш учитель жив. Он сейчас в больнице.


– Не может быть. Я же проверял!
– Он несколько дней лежал на самом видном месте!



– Видном месте?
– Посреди сада.
– Он был на крыше.



– Говорите, психиатр выстрелил себе в рот?

Ну лажа же лажовая!!! Предположим, полицейские такие тупые, что не смогли отличить несколькодневный труп от свеженького, только что образовавшегося. Но принять Ким Ё Хана, который, как я поняла, в розыске давно уже находится, и ориентировки на него есть, за физрука, в личном деле которого стопудово должна быть фотография (да и школьное руководство наверняка было привлечено и должно было опознать своего сотрудника)… Короче, бред сивой кобылы в жаркий полдень, я так надеялась, что чего-то недопоняла, но нет, просто это баг, на который надо тупо закрыть глаза, чтобы не портить себе удовольствие.

Короче, понятно, что теперь снова никто не может чувствовать себя в безопасности. Дом Юн Су охраняется как правительственный объект.



– Зачем Сон Хи похищала меня?
– Потому что я уволила её.



– Почему?
– Потому что ты считал её своей матерью. На День матери подарил цветы ей, а не мне.





– А доктор молодец…


– Думаете, собирается сбежать?


– Для этого у него была масса возможностей.


– Я бы на его месте хотел бы только одного.


– Проверить результаты своего эксперимента.

Чжи Хун как в воду глядел. Юн Су подзывают к телефону, звонит друг, Пак Му Ёль.



– 1… 2… 3… 4… 5… 6… 7… 8… 9… 10. Игра закончилась.


– Почему я обманывался? Потому что она обнимала тебя, а не меня.


– Я хотел быть тобой.



(В истории с похищением тоже не всё понятно. В воспоминаниях Юн Су полицейские не видят чудовище в углу, а Сон Хи, наоборот, видит только чудовище и игнорирует маленького Юн Су. Чудовище в углу разгуливает по всему дому, играет в прятки, держится за юбку Сон Хи, пока та готовит блинчики. Юн Су всё это время сидит за закрытой дверью в какой-то подсобке. Наверное, он там заперт, но ему кажется, что он сам прячется – играет с чудовищем. С одной стороны эти недосказанности раздражают, хочется понять всё до конца, с другой – прикольно, что игры памяти, игры разума нельзя так просто разложить по полочкам.)

В доме Юн Су раздаётся выстрел.






Ребятам сообщают, что Юн Су покончил с собой, оставив записку: "Скорлупа готова треснуть". И что перед смертью ему звонил некто, назвавшийся Пак Му Ёлем.


Надежды на полицию мальчики не питают. Что вполне объяснимо – какие-то они там беспонтовые. Остаётся действовать на свой страх и риск.
Зная, что звонок Ким Ё Хана непременно будут отслеживать, они пускают полицию по ложному следу.

– Говорит Ким Ё Хан...



А сами готовят дяденьке-маньяку ловушку.


Ын Сон посреди вестибюля шумно ссорится с матерью и демонстративно уходит в одиночестве на крышу больницы.




Разумеется, Ким Ё Хан не мог не клюнуть на такую приманку.


Тут и остальные появляются.


Сначала Ким Ё Хану даже весело, он задорно так признаётся, что да, это он звонил Юн Су, чтобы подтолкнуть его к превращению в чудовище.


Но когда его же методы обращают против него…

– Белое бельё на верёвках. На красной крыше вертится флюгер-петушок. Не надо дождя – мне ещё снимать бельё.

(Ын Сон повторяет слова, сказанные Ким Ё Ханом в бреду, когда он лежал в школьном лазарете с температурой за сорок. И попадает в самую точку. Что это воспоминание значило для него, зритель, опять же, никогда не узнает. Но дяденьку-маньяка буквально перекосило, стоило Ын Сон начать читать это "заклинание".)


– Хватит!
– Мама спит!







– Вы тогда стали чудовищем?


– Вы проиграли.


– Чудовище не проснулось. Юн Су мёртв. Он предпочёл покончить с собой, чем стать чудовищем. Вы хотели сделать из нас монстров. Хотели доказать, что вы не один такой.


– Но вы ошиблись. Мы ими не станем.


– Рождаются чудовищами или становятся – но вы-то зло. Только вы чудовище. Виноваты только вы!

Вдалеке послышались сирены – это возвращаются одураченные полицейские.

– А не спешите ли вы? Неудача эксперимента ещё не значит, что гипотеза неверна. Мой эксперимент ещё не закончен. Ладно, признаю, с Юн Су не вышло. Но что с остальными?


– Полиция на подходе?
– Вы с самого начала планировали попасться?


Ким Ё Хана всё происходящее здорово веселит. До тех пор, пока от двери не раздаётся грохот цепи. Это Пак Му Ёль блокирует путь полицейским.



– Всё кончено.


– Вам конец!




















А потом они дружно скармливают полиции стройную и убедительную версию событий: как Ким Ё Хан подстерёг Ын Сон на крыше, куда она отправилась в расстройстве после ссоры с матерью, как остальные поднялись туда же, заметив подозрительно похожего на дяденьку-маньяка типа, как он угрожая Ын Сон скальпелем, заставил Ян Кан Мо запереть дверь, как Му Ёль бросился на Ким Ё Хана…

– Но он уже забрался на парапет и спрыгнул вниз.


– Перед смертью Ким Ё Хан сказал что-нибудь?


– Победил…


– Нет. Он ничего не сказал.








<конец>

@темы: корейское кино

URL
Комментарии
2012-02-28 в 17:50 

blue fox
Синий Лис
бедный наркоша-ангел :-(((((
ну вобщем-то все равно бы загнулся молодым от наркоты :-((((((((

2012-02-28 в 17:57 

шахматная лошадка
*цок-цок-цок*
blue fox, да кто его знает. Там, собсна, не наркота-наркота, а злоупотребление лекарствами, как я поняла. Но где он брал такие колёса – ещё вопрос. Мне кажется, что он таки был шиз, так что долго и счастливо ему по-любому не светило. Но жалко, да.
Боюсь спрашивать, но всё-таки:

URL
2012-02-28 в 18:12 

blue fox
Синий Лис
родители действительно всплыли как-то слишком неожиданно и изменили "глубину" экспозиции так сказать

2012-02-29 в 20:11 

GredAndForge
Managers of Mischief
Ишь-ты как всё повернулось-то... В некотором смысле, монстры вполне себе пробудились.

2012-02-29 в 22:14 

шахматная лошадка
*цок-цок-цок*
GredAndForge, пробудились - это да, но вот правомерно ли это дяденькино финальное "Победил"? Что он этим доказал? Какбе действительно несравнимо то и это зло. читать дальше
Вообще хочу поговорить обо всём об этом - особенно с теми, кто смотрел!!!

URL
   

Nec Plus Ultra

главная